ЖАННА НУРЛАНОВА. СТИХИ

 

АЛЕКСАНДРУ ДЮМА

Дымится трубка,
бьётся сердце,
скрипит перо,
рука дрожит.
В глазах –
больные миражи.
В ушах –
неистовые скерцо.

И жизнь,
как женщина, смеётся,
и не дождётся
смерть, пока
скрипит перо,
дрожит рука,
дымится трубка,
сердце бьётся...

 

СТЫД

Банальные сравненья стали к месту,
вульгарные эпитеты – к перу.
Но только я, наверно, не совру,
что это на блистательном пиру
украли долгожданную невесту,
что это ураган поднял дома,
насилуя и наслаждаясь болью.
Посыпана остервенелой солью
та рана, что душою нам дана,
и что отверз всевидящие очи
Шекспиром ослеплённый старец Лир,
что солнце опрокинулось на мир
и обварило лавой ультраночи,
что это революция свершилась –
впервые стало больно от стыда.
И медленно с моей щеки скатилась
банальная, но чистая слеза…

(Опубликовано в журнале «ВОПЛЬ» № 1)

 

МЫ ГРЕШИМ…

Мы грешим, такими существуя,
мы грешны, самих себя воруя
у законов нежности и лжи.
Любим окольцованных, бескрылых,
но плетутся рядом в званье «милых»
шлейф грехов несущие пажи...

 

КАПЛИ ВЫЖАТОГО ЛИМОНА

НАД РАДУГОЙ

«Где-то высоко над радугой есть страна.
Проснись там, где невзгоды
тают каплями лимонного сока»

(Из песни Джуди Гарланд)

Джуди Гарланд. Мэрлин Монро.
Сёстры. Кровные? Нет, бескровные.
Слава Мэрлин? – Ей всё равно.
Песни Гарланд? – Уже загробные.

Одинаковость этих судеб –
символ золушкиных карет.
Пресса плакала: «Бёдра, груди, –
габаритов подобных нет!»

Барбитуры, снотворное, морфий,
вереницы любвей, мужей.
Две лимонные жатые дольки,
две орбиты крутых виражей.
Две красивые секс-наседки
голливудских златых яиц.
Триумфальные их кареты
до подъездов их психбольниц.

Мните простыни, аборигены,
ведь удобно – меняй и утюжь!
Но какие в бумажках цены
им набили б на рынках душ?

(Опубликовано в журнале «ВОПЛЬ» № 2 )